Инна Ким (innakim) wrote in geoblogger,
Инна Ким
innakim
geoblogger

GOA. I LIKE YOU

Уходя далеко назад, наверное, на полкилометра, Арабское море Индийского океана оставляет на песке беспомощную жизнь – рыб, осьминогов, спирали ракушек. Птицы и дворняжки перебегают от одного умирающего комочка к другому. В белой волне крутятся жёлтые и оранжевые листья в зелёных пятнах, ветки, яркие янтарные и красные камешки, пустые, большие, блестящие перламутром раковины. Здесь есть даже щётки, бейсболки, майки, сорванные серебряные крестики… По берегу ходят пожилые индианки и складывают что-то в свои корзины.


Гоа. Часть 1.
Что там может пригодиться? Трудно представить. Но индийцы – народ неприхотливый, неторопливый и очень естественный, и их невообразимо много. В любом шеке работает целая семья из бесконечных племянников – одни выметают песок, другие ставят пепельницы, третьи принимают заказы на beer и juice, tandoor, kari и naan, четвёртые готовят, пятые приносят, шестые перетаскивают шезлонги и зонтики, седьмые предлагают массаж, восьмые таскают сувениры… Всем надо кушать. Да и пьют некоторые индийские мужчины, как Ганеша, – до фиолетовых слонов, потому что живут преимущественно одним «сейчас», выжимая из него максимум бесхитростных радостей. Спят прямо на полу в том же шеке – хорошо, если какую-то тряпочку вниз кинут.

А бессемейные бродяги – торговцы, массажисты, кто там ещё – сибаритствуют на драных просолённых матрасах, которые остаются на лежаках, освобождённых до завтрашнего утра утомлёнными солнцем white people. Только у тех, кто постарше, тоже есть и жёны, и дети, но в других штатах – не в Гоа. Здесь они просто работают, чтобы в апреле вернуться домой. Ещё и удивляются, почему это у русских всего два, а то и один ребёнок.

У восемнадцатилетней индианки Лианы из соседнего штата Махараштра, торгующей на арпорском базарчике чаем, уже трое детей. А будет – шесть или восемь. Если с её мужем что-нибудь случится, то всех малышей, как своих, возьмёт в дом кто-то из его братьев. Вот и получаются индийские семьи из двадцати человек, и каждого нужно накормить, выдать замуж или женить… и заработать на всё это за пять месяцев, пока длится вечно бархатный гоанский сезон.

Ну а с молодыми индийцами не всё так просто – редко кто женат. Это удовольствие не каждому по карману, так что жена в двадцать лет – это повод для гордости и самодовольства. Перень из Хампи даже сделал татуировку имени любимой – Сангита, и с видимым удовольствием демонстрировал её своим friends, куда попала и я, купившая у него сразу два сарафана для собственной дочки. Но когда верного мужа настойчиво клеила русская девчонка, он – вот ведь piglet – согласился. Ну и как после этого верить мужчинам?

Кажется, что Гоа бесконечно крутит индийское кино про любовь – невысокого качества, мыльное, скучноватое, но, видимо, это и нужно. То свадьбы с брахманами и слонами – прямо на пляже. Черноволосые индийские гости – в белоснежных рубашках и узких ботинках, к которым липнет мокрый песок. Женщины – в цветных сари. Невеста – что-то уж подозрительно голубоглаза и круглолица… Сбылась мечта маленькой девочки, качавшей Боливуд на телефон?

С одной такой фанаткой боливудского мыла я познакомилась в Кейвелосиме, куда она приехала к жениху, кашмирцу, у которого там ювелирный бизнес. У знакомых мне кашмирцев, торгующих в Гоа безделушками, немало подобных невест. Как правило, это москвички, и встречи влюблённых происходят и на территории невесты тоже, а главное – они предполагают некое матримониальное продолжение. Правда, для этого надо взять разрешение на брак… и заработать денег хотя бы на свадьбу.

Кто-то эти разрешения всё-таки берёт. В Мандреме – это рай для молоденьких русских мамочек, беременных и со свежерождёнными младенцами, – я встречала парочку счастливых отцов-индийцев, полоскающих в прибрежной водичке своих чёрно-белых малышей. Но это, скорее, исключение, чем правило.

Зато в Гоа есть целый институт indian husbands – это торговцы, таксисты, рестораторы и иже с ними, к которым регулярно наезжают wives из России, Прибалтики… Сегодня – одна, через месяц – другая. Кто-то живёт в доме, который снимает husband. Он же даёт девушке, которую танцует, небольшие деньги на карманные расходы, иногда даже дарит подарки… А кто-то, наоборот, тратит на любовь собственные деньги – билеты, апартаменты, питание, покупка чего-нибудь у любимого. Ну это, как договориться.

Понятно, что ничего, что называется отношениями, данный matrimony и не имеет в виду, длясь ровно столько, сколько продолжается отпуск wive, которая тоже ведь без особой грусти отправляется потом на Родину. Может, к своему одиночеству. А, может, и к мужу.

А ещё, как только на берег падает тяжкая душная тьма, международные, в основном, индийско-русские парочки всё время мчат на байках, или такие же жмутся на чёрном, бархатном, послезакатном взморье, а парни, работающие в шейках и ювелирных лавках, даже знают великорусское: «Давай погуляем»… Гоа – это Гоа, и любовь здесь тоже на любой вкус.

Всегда ваша innakim
Subscribe

Recent Posts from This Community

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments