Инна Ким (innakim) wrote in geoblogger,
Инна Ким
innakim
geoblogger

GOA. FROM SUNRISE TO SUNSET.

А часа за два перед закатом начинается прилив – ещё тихо, будто на пробу. Море забирает остатки своих сокровищ, которые оказались не нужны ни животным, ни людям. В пугающей близости от пенящихся ярко-зелёных волн, но каждый раз успевая взлететь выше, куда-то в невообразимую, непонятную даль самоотверженно несётся… бабочка. И чего ей на цветочках не сидится? В горячем мареве белого неба дрожат стрекозы. Чайки подныривают вниз и снова взмывают – кто-то с полным клювом отчаянно вырывающегося серебра.


Гоа. Часть 1. Часть 2.

Поднимаясь, море шумит, шипит, клокочет, бьёт наотмашь, крутит, подбрасывает вверх… Волны то накрывают на полметра выше головы, пару раз переворачивают тебя внутри себя и тащат по дну на берег, то рассыпаются искрящейся ласковой пеной, так что приходится или нырять, или прыгать и сразу же плыть-плыть-плыть к горизонту, которого просто нет – море и небо там совершенно одинаковые. Садится солнце. Сначала, пока оно ещё золотое, – в золотую дорожку, бегущую в голубом. А красное солнце погружается в оранжевую дорожку на чёрно-зелёном море, вскипающем сиреневыми волнами.

Иногда, опускаясь в облака, оно раздваивается, как великое божество энтропии Махадеви Шива и его женская ипостась, нежная Парвати, или даже превращается сразу в три, точно святая троица индуизма – Бог отец Вишну, Брахма и дух разрушения и нового созидания Шива... А внизу, на мокром блестящем песке нестерпимо сияет и расплывается ещё одно солнце, и люди, идущие по кромке заката, похожи на цапель с длинными ногами.

Над морем, всегда с севера на юг, выстраиваясь диковинными фигурами высшего пилотажа, несутся чёрные и белые птицы – торжественно прощаются с солнцем, может, и не понимая, что завтра оно снова взойдёт… и снова закатится… А когда на небе не луна, а месяц – это значит, что поднявшимся вверх из космического молочного океана Чандрой опять полакомились многочисленные индуистские боги, чтобы получить его силу, – совсем близко из гладкого закатного моря приплывают дельфины, и мы с ними ныряем метрах в тридцати друг от друга.

Я смотрю в ярко-голубое небо – нет, это оно смотрит на меня огромным темнеющим глазом, снизу которого поднимаются гигантские слёзы солёной морской воды. Будто Всевышний Вишну плачет… Об этом мире… и немножко обо мне. Все звуки Земли – шум волн, невидимых уже через полчаса после заката, и горькие птичьи крики – сливаются в оглушительную тишину.

Как эти птицы, и притихшие на кокосовых пальмах обезьяны, и ласковые индийские дворняжки, и море, и небо, и моллюски в ракушках, я сейчас ощущаю страшное одиночество. Точно меня покинули. Точно я навсегда останусь здесь одна – в изначальной тьме, без надежды, слабая и беспомощная… Сын дневного неба Дьяти и космической энергии Адити, всевидящий Сурья, наполняющий светом-сомой, отрицающей смерть, светлое тело Чандры, ведёт путём солнца в мир Брахмы души умерших сегодня людей.

Я знаю, Гоа – не Индия. Скорее – Луна этой Земли… Населённая странными существами, которые получают здесь исполнение своих нехитрых желаний. У кого-то – это то, что называется любовью, а на хинди, кажется, «вочпоч». Незатейливые физические упражнения на свежем воздухе. Ничего личного – просто секс. А кто-то упражняется в йоге – конечно же, и в тантрической тоже. Или рожает детей – с акушеркой по интернету, а потом валяется с ними в тёплой водичке, от рассвета до заката, бездумно наблюдая вечные сражения суров с асурами, вылепленные из облаков.

Сладковатый индийский алкоголь, который именуется то ромом, то бренди, то виски, хотя и наливается из одной бочки. На голове – дреды. На руках и ногах – причудливые махенди из хны. Красные дороги, летящие из-под колёс твоего байка. Такси с кондиционерами. Отели, похожие на дворцы. Гейстхаузы, смахивающие на тюрьмы. Апартаменты, где в кухонном холодильнике уже напитывается соком лайма нежнейшая свежевыловленная макрель. Палатки гоанских европейцев, ночующих прямо на берегу, и саксафон из того же рюкзака на закате.

Чёрные мальчишки, толкающие лодки в закатное море, чтобы утром вернуться обратно, вытаскивать ещё живое, сияющее серебро рыбы, перебирать и сушить сети, отсыпаться в тени. Прямо через джунгли – практически автобан, по которому несутся, переговариваясь пронзительными гудками, легковушки, байки, грузовики. В бесконечных деревеньках – лавки со слониками, кашемиром и ювелирным handmade. Местные лабухи, поющие джазовые песенки под минусовку. И, конечно же, неунывающее: «I like you»… Я тоже, тебя люблю, Гоа.

Всегда ваша innakim
Tags: Гоа
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments