repis (repis) wrote in geoblogger,
repis
repis
geoblogger

КИТАЙ - 12

Еще с вечера нас предупредили, что спать надо лечь пораньше, но не ранее 23-00, так как именно в 23-00 к каждому в номер придут массажисты сделать на ночь массаж. А не засиживаться и не загуливаться следует по простой причине – подъем в 6 утра и сразу же – велосипедная прогулка по окрестностям, причем, до завтрака. С массажем вышел прокол. Как выяснилось потом – обычные конкурентные разборки. В нашей группе было 28 человек, значит, нам требовалось 28 массажистов. При гостинице был свой кабинет массажа, где работало 12 девушек. Тогда Руби заказал полный комплект массажистов в одной из многочисленных контор, разбросанных по городу. А гостиничные массажисты встали в дверях гостиницы и не впустили конкурентов. Было много шума, Руби кричал на хозяйку гостиницы, обещая, что для израильских групп ее притон (кстати, пятизвездочный) больше не будет существовать, если она не усмирит обнаглевших массажистов. Все закончилось мирно, посыпались извинения, обещания на следующий вечер загладить вину и тому подобное. Таким образом, спать мы пошли сравнительно рано.

Утром перед зданием отеля нас ждали велосипеды. А надо сказать, что для кибуцника велосипед – столь же обычный вид транспорта, как и для китайца. Вся группа заскочила на велосипеды, и мы поехали по шоссе с последующим поворотом в деревню.





Сначала все было интересно и необычно. Вокруг блестели залитые водой рисовые поля, беспорядочно торчали высокие круглые холмы, а мы ехали, веселясь и обгоняя друг друга. Но вот – поворот на деревню. Дорога перешла в грунтовую с колеями, кочками и камнями. Бедные велики скакали, как Буцефалы. Прогулка стала превращаться в пытку, во всяком случае, для меня. Через час езды я понял, что, как минимум, еще полгода сидеть не смогу. А отдохнуть было невозможно – все ехали без остановки, то ли более опытные, чем я, то ли более терпеливые. Окружающая природа становилась все красивее, что я воспринимал, как издевательство.



Я пытался ехать стоя, потом сначала на одной половине не самой бесполезной части тела, потом на другой... Все это напоминало попытки сделать укол в протез. Результат был тот же. Через два часа я понял, где мне суждено умереть - здесь, среди риса, буйволов, прудов и китайцев. И когда я стал прощаться с женой, мы выехали опять на шоссе. Но отсутствие кочек меня уже не спасало – болевые импульсы снизу били вверх, как «катюши» по Берлину. Я вспомнил, как говорил один мой товарищ, большой специалист по саунам: «Сначала хлещешь одной стороной веника, при этом другая нагревается. Затем переворачиваешь веник и хлещешь горячей стороной. Но переворачивать и наносить первый удар можно только по заднице, т.к. это самая выносливая часть тела. На любом другом месте можно получить ожог». Это все теория, а теперь я сам ощутил на практике, что выносливость вышеуказанного места не просто была сильно преувеличена, а гиперболизирована до неузнаваемости. Еще некоторое время я в полуавтоматическом режиме крутил педали, пока мы не въехали на площадку перед отелем. Как Железный Дровосек, простоявший неделю под дождем, я, не сгибая ног, доковылял до душевой, а после душа упал на кровать. И после этого с трудом сходил на завтрак, где ничего не лезло в рот. Развлекательная прогулка удалась на славу!




После завтрака мы погрузились в автобус и поехали в страну чудес. Во всяком случае, мне так показалось. Мы зашли и несколько часов бродили по громадной пещере, называемой аборигенами «Серебряной пещерой». Коридоры, переходы, подъемы, подземные озера, громадные гроты со сталактитами – и все это подсвечено цветными лампами, да так, что дух захватывало. Тут я допустил оплошность. Сказался мой недостаток опыта с дигитальной камерой. «Автомат – он и есть автомат» - думал я: «Дави себе на кнопку и все!» Ан нет. В цветном полумраке пещеры дигиталка автоматически выбирала длиннющую выдержку. И естественно, почти все кадры оказались размытыми. Нужна была опора для рук или штатив. Из 20-30 снимков получились буквально два-три. Но даже на них видна неимоверная красота пещеры, сосульки сталактитов, похожие на органные трубы, каменные наплывы солей на стенах.



Я бывал в Кунгурской пещере на Урале, в Новоафонской пещере на Черном море, но подобной красоты не встречал.

На обратном пути мы проехали вдоль вершин самых причудливых очертаний. Вершины носили соответствующие названия – «Слоновий хобот», «Пагода», «Старик». У моста через реку Лицзян мы сделали остановку. Сочетание медленной реки и невероятных холмов, рыбацких плотов и лодок создавало ощущение старинной картины.



Там мы в очередной раз увидели ловлю рыбы с помощью дрессированных бакланов – корморанов. На длинном узком плотике располагается рыбак. Возле него стоит большая корзина. Рядом сидят три-четыре корморана, черные большие птицы с длинным клювом. Плот движется вдоль реки, рыбак отправляет птиц в воду на ловлю. Птицы ныряют под воду и плывут с большой скоростью, выискивая добычу. Увидев рыбу, корморан хватает ее, наполовину заглатывает и плывет к плоту. Там рыбак вытаскивает рыбу у него из клюва и отправляет на дальнейшую ловлю. Такие дрессированные кормораны – вещь не дешевая. Те птицы, которые могут и сами ловить, и молодых неопытных обучить – стоят очень дорого. А уж зрелище – просто незабываемое.



После прогулки по пещере мы вернулись в Янгшу. Нас ждала двухчасовая прогулка на корабле по реке Лицзян вдоль высоких холмов и субтропических зарослей. Холмы были традиционной для этого района интимной формы. И обступали они реку, как насильники – жертву.

Вечером нас ждал очередной сюрприз нашего инструктора Руби. Мы были предупреждены, что после ужина идем гулять по парку вдоль реки, и желательно намазаться жидкостью от комаров. Ну, вечер, прогулка – все прекрасно, но почему столько народу идет к этому парку, и почему проверяют билеты? И почему у входа в парк целая толпа торговцев пытаются всучить какие-то бинокли?

Войдя в парк, мы неожиданно для себя очутились в большом концертном амфитеатре. Вместо сцены блестел огромный круглый залив реки Лицзян, окаймленный уже знакомыми высокими круглыми холмами. Довольный сюрпризом Руби сказал, что сейчас мы увидим представление, получившее в прошлом году какой-то главный приз от ЮНЕСКО, что в мире нет аналогов и что мы все будем поражены. Я был уже поражен, т.к., рассчитывая на простую прогулку по темному парку, не взял с собой фотоаппарат. А взять его ой как стоило! Мы сели на свои места, свет погас и внезапно зажглись прожектора под каждой горой. Впечатление было потрясающее. Свет бил от земли вверх к вершине горы, освещая только ее. Таким образом сцена – залив была окружена природными гигантскими декорациями. Остальная часть залива и протекающей слева от него реки скрывалась во тьме. Вдали на реке показались какие-то огни и стали приближаться. Их становилось все больше и больше, тьма заполнялась огнями. Какое-то инфернальное зрелище надвигалось на нас, причем, было совершенно непонятно, что это за такое.



Огни заполнили всю акваторию залива и в их мутном свете стало видно, что это горят сотни фонарей в руках у сотен людей, приплывших на сотнях плотов. Плоты выстроились линиями и по ним поперек залива стали протягивать длинные красные ленты длиной в залив, а шириной – в рост человека. И ленты заколыхались волнообразными движениями, над водой парили гигантские красные синусоиды. Все это очень непросто описать.



По берегу шли толпы, изображающие крестьян, с буйволами, козами и прочими домашними животными. И звучала торжественная музыка, почти хорал. Можно было бы сказать: «Мороз по коже», если бы не стояла жуткая духота, и нас спасали только приобретенные у касс вееры. Потом огни погасли, ленты утянулись на берег и на залив легла тьма. Снова зазвучал хор, и в полной темноте вдали появились светящиеся человеческие фигуры. Они шли к нам прямо по воде! Оказалось, что в моменты затемнения плоты мгновенно выстроились в зигзагообразную линию, идущую от нас к правому дальнему берегу залива. И по этим плотам, невидимым в во тьме, шли артисты в светящихся костюмах, как Иисус по Кинерету. И все время звучали торжественная музыка и хор!



Действие длилось около двух часов. Мы вышли оттуда совершенно ошеломленными. Как сказал Руби, в этом представлении участвует около семисот человек. Они все – жители Янгшу, которые днем торгуют на рынке, работают на рисовых полях, а вечером участвуют в этом грандиозном представлении.
Мы вернулись в гостиницу. На очередные прогулки по ночному рынку сил уже не было. Спать! Но не тут-то было! В одиннадцать вечера пришли недополученные вчера массажисты и в течение часа ломали меня и жену на кусочки. После этого я уснул без снов и помех.
Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments