repis (repis) wrote in geoblogger,
repis
repis
geoblogger

КИТАЙ - ТУРЦИЯ - ТЕЛЬ-АВИВ - КФАР МАСАРИК (последний репортаж)

Полет из Пекина в Стамбул занял практически всю ночь. Если бы не постоянно разносимое стюардессами «Шардоне», то высидеть такое количество времени на израненном велосипедной прогулкой, как говорил Гаврила Державин, афедроне было бы непросто. Я перелистывал записи и наткнулся на наиболее употребляемые в китайском языке выражения. И в очередной раз порадовался родству китайского и русского. Судите сами.
По-китайски «Я не понимаю!» звучит так:«Во бодун!». Только люди, не знающие, как похмелье влияет на умственные способности, не способны оценить всю прелесть логической связи. Теперь «туалет» - «це шо». Пройдя все круги ада по китайским общественным туалетам, больше похожим на средневековые камеры пыток, я бы эту фразу произнес в более расширенном варианте: «це шо такое?» Кстати, в одном средневековом трактате о Китае я прочитал, что в пантеоне китайских богов, демонов и бодисатв был какой-то божок, ответственный за отхожие места. Честное слово! На время нашего пребывания в Китае этот небожитель, видимо, взял отпуск. Следы его влияния на немаловажный элемент бытия абсолютно не просматривались. Дальше, пиво на китайском – «пицзю». Это слово фонетически очень точно описывает бледно-желтый цвет и кислый вкус китайского пива. Я ни за что не смог бы на русском языке подобрать подобного лаконичного и верного определения. И венец моего словаря – «Я не говорю по-китайски!» На языке Поднебесной империи это звучит изящно: «Во бу хуй ханьюй!» То-есть, присутствует в этой фразе некоторое сожаление: «Хотел бы уметь говорить по-китайски (ханьюй), но ...»

Но, сколько бы ни пить «Шардоне», а полет закончился. Фраза эта получилась нелогичная, может, даже малограмотная, но правильная в житейском смысле, потому что под мощными шинами нашего «боинга» уже грохотал бетон стамбульского аэропорта. Следущий подъем в воздух и полет в сторону Тель-Авива предполагался в 23-00. Таким образом, у нас был почти целый день - бонус – экскурсия по Стамбулу. Прямо из аэропорта мы направились в близлежащий отель, где Руби снял три номера на всех – бросить чемоданы и по очереди быстро принять душ. Мы сдали паспорта для оформления номеров. Я подчеркиваю эту фразу, ибо она потом засверкает, как бриллиант моего повествования. После освобождения от багажа и омовения мы сели в экскурсионный автобус и нас повезли по Стамбулу.





Здесь я был в первый раз. Минареты, мечети, старинные дома – словом, булгаковский «Бег». Автобус прошел по мосту, разделяющему Европу и Азию.Мы приехали на Центральный базар. Яркие витрины, сверкающие украшения, стойкий запах выделанной кожи, продавцы в галстуках и белых рубашках, толпы туристов, подносы, кальяны, часы, коробки яблочного чая, ряды мешков с пряностями и сладостями, цветные одежды – это все Центральный базар Стамбула.



При попытке прицениться неожиданно выяснилось, что за несколько лет, прошедших со времени моего последнего посещения Турции, турки убрали нули со своих миллионных купюр и теперь одна лира почти равна одному доллару. Соответственно изменились цены. Да и, честно говоря, покупать ничего не хотелось – все эти товары мы видели в Китае и в изрядное количество раз дешевле.



Затем мы посетили главную мечеть Стамбула, прошли рядом с Айя – Софией, поужинали в очень вкусном ресторанчике и поехали в гостиницу за вещами. Забрав вещи и погрузившись в какой-то совершенно левый автобус, мы поехали в аэропорт. Время было довольно позднее, началась регистрация билетов на Тель-Авив, очередь медленно продвигалась. И вот наступил долгожданный момент – я подхожу к стойке, вытаскиваю из сумки пластиковую сумочку с билетами и паспортами и протягиваю регистратору. Миловидная турчанка, ласково улыбаясь, спрашивает: «А где второй паспорт?» Я не менее ласково, даже нежно говорю: «Внутри». Лицо девушки просто источает патоку: «Там только один паспорт». Я хватаю пакет и вижу, что внутри только паспорт жены. Я начинаю искать под стойкой, за стойкой, на стойке, среди очереди, под ногами, в большой сумке, в малой сумке, в карманах. Паспорта нет. Он растворился в южном небе Стамбула. Руби пытается успокоить меня, требует, чтобы я вспомнил, когда последний раз видел паспорт. «Последний раз был, когда ты отдал моей жене паспорта с регистрации в гостинице. ИХ точно было два. Жена отдала их мне. Я положил в пластиковый конверт, затем закрыл его на дне сумки. Украсть не могли. Украли бы оба. Или всю сумку». Попытки Руби вызвать жалость на лицах проверяющих были пустым занятием. Закон «Без паспорта не летят» работал как часы. Как «ролекс». И вот вся группа прошла через проверку паспортов и ушла на посадку. А я остался один в аэропорту незнакомого города, в шортах и футболке, без документов, с кредитной карточкой, которую можно использовать только в банкоматах, ибо в банк без документов можно не заходить. Существуют ли в Стамбуле банкоматы – я не знал. Дополнял картину полиэтиленовый пакет с китайскими иероглифами, а в нем – бритвенные принадлежности, зубная щетка, паста и зарядное устройство для мобильника. И все. Вокруг шумела разноголосая восточная толпа. А я был один.
Перед уходом Руби дал мне несколько практических советов, которые бодрости не прибавили. «Ты, главное, не нервничай»,- сказал он: «Это случается. Это не страшно. Разрешение этой ситуации займет три-четыре дня. Тебе не повезло, что сейчас вечер пятницы. То-есть, завтра шабат, и наше консульство не работает. А послезавтра – воскресенье. Вся страна не работает, ну и наше консульство в этом едино со всеми. Так что, начнешь решать вопросы только в понедельник. А пока вернись в ту гостиницу, где мы были днем, т.к. это – единственное место, которое ты тут знаешь». «Я еще Главную мечеть знаю»- буркнул я. Руби оценил мой висельный юмор, хлопнул меня по плечу, дал мне на всякий случай 300 долларов из групповой кассы и умчался к подопечным.
И я пошел к такси.

Я вернулся в отель, объяснил ситуацию, взял номер на ночь. И пошел переживать. Все случилось так быстро, резко и неожиданно, что только сейчас до меня стала доходить ситуация, в которую я попал. И самое главное – куда мог деться паспорт? Я сел на балконе с видом на какую-то мечеть и стал прокручивать в голове ленту сегодняшнего дня. Вот жена забрала паспорта у Руби. Вот мы садимся в темный автобус, чтобы ехать в аэропорт. Сумка на коленях. Я достаю пластиковый конверт, беру паспорта у жены кладу в конверт. Конверт засовываю в сумку, застегиваю «молнию». Вот он, критический момент! Видимо, вставляя паспорта в пластик, я промахнулся и вставил только один. Второй благополучно порхнул с колен на пол, и из-за тесноты, шума садящихся пассажиров и полной темноты в салоне я этого не заметил. А найти этот автобус нереально, это не рейсовый маршрут и не приписанный к гостинице «шаттл». Так, обычный «левак», решивший подработать и подъехавший для этого к отелю. Значит, паспорт не найти. Надо завтра принимать решительные меры. И я пошел спать. И, к удивлению, сразу заснул. Без кошмаров.



Утром я спустился вниз, в фойе отеля. Номер я взял подешевле, безо всяких дополнений, т.е. без завтрака. А жрать хотелось неимоверно...И черт знает, где тут у них ближайший общепит. Дождавшись прохода в обеденный зал какой-то шумной группы из Германии, я затесался в их гущу, прошел в зал, где набрал самой разнообразной и весьма вкусной пищи и поел, расчитывая на весь день. Я был осторожен с тратой денег, так как еще не знал, сколько их мне понадобится. Только в этом была причина данной авантюры. Ну, и естественная склонность к халяве... Насытившись, я приступил ко следующей части битвы за возвращение на Родину – стал звонить в израильское консульство, практически не надеясь на результат. Отвечал автоответчик, в последней фразе которого прозвучала смутная надежда: «Телефон для экстренных случаев - ........» А если уж мой случай не экстренный, то я ничего не понимаю в жизни. И я позвонил по этому номеру. И мне ответили! Я рассказал скорбным голосом всю свою историю. Мне посоветовали поехать в аэропорт, сфотографироваться, получить справку из полиции о утере паспорта и записаться в список ожидания на вечерний рейс. А затем приехать в консульство. Я быстро на такси умчался в аэропорт.

«Сначала полиция»-лихорадочно думал я. Полицейский участок нашелся быстро – всего в километре от аэропорта. Дальнейшее напоминало комедию Гайдая, но в постановке Кустурицы. В полиции НИКТО не говорил на английском! Они просто не понимали, что этот мужик в трусах от них хочет. Я объяснял на английском, на русском, матерился, показывал пантомиму – «паспорт – вот он, и вдруг – тютю!» Слово «тютю» вызвало у откровенно веселившихся ментов какие-то таинственные ассоциации, и они принесли мне стакан яблочного чая. Я поблагодарил, попил чай, покурил и продолжил половецкие пляски. Турки – очень симпатичные и добродушные ребята, а уж эти полицейские были просто лапочки. Мне принесли еще чай. Потом еще. Через три часа я понял, что сейчас лопну или заржавею. Свет в конце туннеля, замерцавший было утром после разговора с консульством, стал мигать, чадить и гаснуть. Когда я уже решил пойти в здание аэропорта, найти какого-нибуь англопонимающего турка, заплатить ему и привести в полицию для помощи, требуемая помощь нагрянула сама. Пришел командир полицейского участка. Или начальник оного.

Я зашел к нему в кабинет и стал, опять используя элементы пантомимы, рассказывать о происшедшем. Марсель Марсо – просто детский лепет по сравнению с моими кульбитами. Командир пристально смотрел на мои телодвижения и, когда я утих, неожиданно спросил НА ИВРИТЕ: «Может, теперь расскажете в чем дело?» Я онемел. Фантасмагория продолжается... Паспорт, растаявший в воздухе, турок, говорящий на иврите... Через пару минут все выяснилось. Этот полицейский когда-то сотрудничал со службой безопасности израильской авиакомпании «Эль-Аль», где и получил некоторый словарный запас. И не только это – он также заимел подругу – израильтянку, что значительно улучшило его познания в языке Торы. При мне он позвонил этой подруге, я описал ей всю ситуацию, а та перевела все офицеру. Офицер расплылся в улыбке, вывел меня к подчиненным и приказал обслужить меня по высшей категории. Во всяком случае, так мне показалось по его интонации. И он уехал, видимо, ловить бандитов, укравших паспорт у такого милого израильтянина.

Его подчиненые быстро нашлепали на компьютере какое-то письмо на турецком, больше похожее на ответ турецкого султана возомнившим о себе запорожцам. После чего нагло потребовали 20 долларов, по 10 на нос: «Бакшиш!». Я спросил жестами: «За что?». Мне было продемонстрировано вышеуказанное письмо. Был у меня выход? Нет. И я заплатил. И забрал справку. И пошел в здание аэровокзала фотографироваться. При входе я спросил у какого-то мужика в белой рубашке с приколотой пластиковой карточкой, где находится фотография. Мне показалось по внешнему виду, что он – один из работников аэропорта. Мужик что-то залопотал и повел меня через все здание прямо к моментальной фотографии. Пока я фотографировался – он почему-то ждал. Затем он показал мне, где билетная касса. Там я описал ситуацию и попросил внести меня в лист ожидания “Turkish airlines”, чей билет у меня просрочен вчерашним числом, но еще есть шанс по нему вылететь. Мужик этот все время лез через мое плечо с пояснениями. Отойдя от кассы, я горячо поблагодарил его за, по-моему, излишнюю активность, но он сказал на английском: «Никаких «спасибо»! Десять долларов – и все!» Я посмотрел ему в глаза. Он был серьезен. Тогда я, не скрывая своего настроения, дал волю языку. В моей фразе переплелись ругательства на русском, английском, иврите, арабском, польском, французском и на грузинском. Когда я закончил фразу из-за отсутствия воздуха в легких, мужика уже не было на обозримом пространстве.

Я вышел наружу, взял такси и поехал в консульство. Для туристов, собирающихся ехать в Стамбул: примерно 10 минут поездки стоят около 30 долларов по счетчику. Автобусов из аэропорта нет. Не давайте водителю включать громко радио – во многих такси местные умельцы сделали так, что увеличение громкости радио увеличивает скорость отсчета платы. Будьте готовы к тому, что эти веселые, добродушные, ласковые и отзывчивые люди будут «кидать» вас, как последних лохов при первой же возможности. Не расслабляйтесь.



Во время поездки начался ливень и значительно похолодало. Я же, напоминаю, был в шортах, футболке и сандалиях на босу ногу. А на улице приближалось к +15. Мокрый и посиневший, я прибежал в здание, где размещалось консульство Государства Израиль.

Низкий поклон работникам израильского консульства! Невзирая на шабат, на то, что они живут довольно далеко от консульства, на жуткий ливень – они приехали и выдали мне временный паспорт. И я вернулся в аэропорт, т.к больше делать было нечего. Самолет в 11 вечера, у стойки надо быть в 22-30, чтобы проверить возможность посадки. А пока я стал шляться по аэропорту. Вокруг толпились одетые во все черное иранцы, в белых одеждах прогуливались арабы из Эмиратов, в каких-то полотенцах гуляли индусы. Восток, блин... Проблема была в невозможности покурить. В здании это не допускалось. Выйдя же наружу покурить, я, чтобы вернуться в аэропорт, должен был пройти все проверки на входе в здание, обыски, рентгены, воротца, телевизоры. А главное, очередь. И я стал искать альтернативные варианты.

Пройдя все коридоры, залы и туалеты, я обнаружил на втором этаже «Макдональдс». И там все сидевшие курили! Я сел и закурил. И тут же был взят под прицел оливковых глаз работника «Мака», который объяснил, что курят тут только те, кто едят. А раз я не взял себе порцию, то не смог бы я пойти к чертовой матери, а? Уходить не хотелось, есть пока – тоже. Я решил взять что-нибудь несложное. Гамбургер стоил четыре лиры, стакан «колы» - три. Итого семь лир. Пусть подавятся... Я показал на гамбургер и «колу». Никелированная касса щелкнула и выдала на дисплее «10-50». Я сказал: « Мне это. И это. И все! Больше ничего не надо!!!» Снова звякнула касса: «10-50». Я заинтересовался. «Сколько стоит гамбургер?» - спросил я. Ответ был: «Четыре лиры».
«А кола?»
«Три лиры».
«А вместе?»
Касса прочирикала:«10-50»
Я потребовал хозяина. Или начальника. Пришел толстый мужик, который мог бы служить антирекламой для фаст-фуд. Произошел такой же диалог, с тем же результатом. Самое смешное, что полный набор с «Биг-Маком», громадным стаканом колы, тройной порцией чипсов и прочих радостей стоил 12 лир. Поняв, что турецкая арифметика – не для моего еврейского ума, я взял комплексный набор, сел и закурил. И с тех пор я неоднократно заходил до ночи в «Макдональдс», садился и курил сколько хотел. Меня не трогали. Меня помнили, как скандального клиента, не знающего математики.

Пока я проводил время в «Макдональдсе», у меня стали складываться строки. И, чтобы не жег позор за бесцельно убитое время, я стал их записывать. Таким образом я просидел с часу дня до десяти часов вечера, сочиняя стихи и куря. Одно стихотворение приведу сейчас:

* * *
Капли лупят по грязи улиц,
Словно в небе рванул клозет -
Дождь в Стамбуле, тоска в Стамбуле,
И в тоннеле не виден свет.

Вот и кончилось это лето,
Август умер, подлец каков!
Вновь вонзаются минареты
В груди мягкие облаков.

Я, покрытый гусиной кожей,
Прорезаю холодный бриз.
И куда мне с небритой рожей?
Только вниз, дорогие, вниз...

Самолетный растаял выхлоп
За гнилой пеленой дождя,
И в тумане, сыром и рыхлом,
Как менты, фонари глядят.

Я торчу тут булавкой в стуле
В окруженьи босфорских скал -
Дождь в Стамбуле, тоска в Стамбуле,
Безнадеги кривой оскал.


Сами понимаете, настроение и состояние было не из самых лучших. Но когда я дождался вечера и обнаружил, что на «Турецкие авиалинии» билетов до Тель-Авива нет ни на сегодня, ни на завтра – вот тут я запаниковал. Возвращаться снова в тот отель мне абсолютно не хотелось. Я рвался домой. В пампасы! Уйдя в «Макдональдс», я нервно закурил и стал думать. Сначала пришла идея улететь в Анталию, а уж оттуда в Израиль имеется масса рейсов, включая морские. Потом я подумал: «Но придется тогда покупать новый билет...» Хотя, с другой стороны, что мне дает старый билет, если мест на самолет все равно нету? И тут до меня дошло. Шабат ведь уже три часа как кончился! На кой черт мне эти турецкие авиачудеса? «Эль-Аль»! Родной «Эль-Аль» не даст пропасть блудному сыну! И я побежал к кассе. Через сорок минут был первый рейс «Эль-Аль» на Тель-Авив. Билетов – сколько хочешь. И я взял билет, и пошел на посадку и было это хорошо.

Мой внешний вид и отсутствие багажа вызвали беспокойство среди работников службы безопасности. Меня заставили по четыре раза рассказать всю историю, стремясь, видимо, уличить во лжи и несовпадениях. Но я все мужественно выдержал, хотя периодически хотелось перейти на крик и начать бить окружающих несуществующим чемоданом. Через полчаса мы были в воздухе, а через полтора часа – в жаркой атмосфере аэропорта «Бен Гурион». Я сразу побежал на поезд и еще через полтора часа медленно, смакующими движениями входил в свой дом. «Турецкий гамбит» завершился победой сравнительно белых!

Так окончилась многодневная симфония с фальшивым финальным аккордом. И это было последней неправдой, попавшейся мне на пути.



Subscribe

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments